Кубань в годы ВОВ

22 июня 1941 г. фашистская Германия вероломно напала на СССР. Преимущество врага в личном составе, качественном превосходстве в авиации, просчеты руководства нашей страны в подготовке к отражению агрессии - этого оказалось достаточно, чтобы посредством внезапного массированного удара достичь на начальном этапе войны существенного стратегического превосходства на главных направлениях военных действий. Под натиском наступающего противника части Красной Армии вынуждены были отступать, неся большие потери в живой силе и технике.

В связи с нависшей над страной опасностью предпринимается ряд экстренных мер. 22 июня 1941 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о введении военного положения во всех приграничных республиках и некоторых центральных областях СССР. В этот же день Президиум Верховного Совета принял Указ о мобилизации военнообязанных 1905-1918 гг. рождения на территории всех военных округов, кроме Средне-Азиатского, Забайкальского и Дальневосточного. 

23 июня была образована Ставка Главного Командования (затем преобразованная в Ставку Верховного Главнокомандования во главе с И. В. Сталиным). Развернутая программа борьбы с врагом была сформулирована в директиве СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г. и изложена в выступлении по Всесоюзному радио Председателя Государственного Комитета Обороны И. В. Сталина (ГКО был образован 30 июня 1941 г.) 3 июля 1941 г. Руководство страны призывало народ понять всю глубину опасности, нависшей над нашей Родиной, отрешиться от настроений мирного времени, перестроить всю работу на военный лад, организовать всестороннюю помощь фронту, вести беспощадную борьбу с паникерами, дезертирами, распространителями слухов. Боевым девизом народа стал лозунг «Все для фронта, все для победы!». 

В первые же дни войны в военкоматы, партийные, советские, комсомольские организации стали поступать заявления с просьбой отправить на фронт. К 9 июля 1941 г. в военкоматы только Краснодарского края поступило около 12 тысяч таких заявлений, а к концу июля - более 17 тысяч. Всего за период с июня 1941 по июль 1942 г. в ряды Вооруженных Сил СССР ушло около 20 процентов численности населения края, более 600 тысяч человек.

На Кубани, как и по всей стране, прокатилась мощная волна многочисленных митингов и собраний, на которых пожилые и молодые люди, мужчины и женщины говорили о том, что они готовы отдать все силы для защиты своей Родины. На своем митинге рабочие Новороссийского цементного завода «Пролетарий» заявили, что стахановским трудом будут укреплять экономическую и военную мощь страны, всеми силами помогать Красной Армии и Военно-Морскому Флоту. Они объявили себя мобилизованными, чтобы с честью выполнить любое государственное задание. 

В первые недели войны началось создание из добровольцев истребительных батальонов, отрядов народного ополчения, групп противовоздушной и противохимической обороны. Бойцы истребительных батальонов приступили к охране важнейших народнохозяйственных объектов - заводов, фабрик, электростанций, складов, мостов, предприятий и других. В 1941 г. в крае действовало 86 городских, районных и 6 истребительных железнодорожных батальонов, насчитывающих 14 тысяч бойцов.

В отряды народного ополчения принимались добровольцы, не подлежащие призыву в армию, учителя средних школ, работники различных учреждений. 

Отряды ополченцев сразу же приступили к боевой учебе. Если к концу июля 1941 г. в крае в народное ополчение записалось 178 тыс. человек, то к декабрю 1941 г. желающих стать ополченцами насчитывалось уже 224 тысячи. Для Дона, Кубани и Ставрополья было характерно формирование добровольческих казачьих соединений, которые отлично зарекомендовали себя на фронтах войны.

На Кубани в 1941 г. был сформирован из добровольцев непризывного возраста казачий кавалерийский корпус. Семьдесят пять процентов казаков и командиров корпуса были участниками Гражданской войны. В состав корпуса вошел созданный в Адыгее кавалерийский полк. В начале 1942 г. 17-й Кубанский кавалерийский корпус был зачислен в кадровый состав Красной Армии. Он не раз отличался в боях на Северном Кавказе, на Дону, юге Украины, в Белоруссии, при освобождении Венгрии, Польши, Чехословакии. За умелые боевые действия, за организованность и отвагу личного состава в августе 1942 г. 17-му Кубанскому кавалерийскому корпусу, как и всем его дивизиям, было присвоено звание гвардейского. Он стал именоваться 4-м гвардейским кавкор-пусом. Все его солдаты и офицеры были награждены орденами и медалями СССР. Отважно сражались на фронтах Великой Отечественной войны бойцы и командиры Краснодарской пластунской дивизии. За храбрость и мужество, проявленные в боях с врагом, около 14 тысяч воинов дивизии получили правительственные награды. 

С первых же дней войны небывалый размах получила подготовка боевых резервов для фронта различными добровольными организациями и обществами.

17 сентября 1941 г. Государственный Комитет Обороны (ГКО) принял Постановление «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР». Обучение вводилось с 1 октября 1941 г. Военному обучению подлежали граждане мужского пола в возрасте от 18 до 50 лет. Обучение - без отрыва от производства. Каждый обучающийся должен был освоить одну из воинских специальностей, хорошо знать винтовку, владеть ручной гранатой, уметь бросать зажигательные бутылки, вести рукопашный и штыковой бой, пользоваться средствами противохимической защиты, маскироваться.

Повсеместно организовывались военно-учебные, пункты (ВУПы). Создавались они по производственно-территориальному принципу, формировались подобно армейской организационной структуре: отделение -15 человек, взвод - 50, рота - 150 и т. д., в зависимости от количества обучающихся. 

На Кубани в период военного обучения первой очереди функционировало 8 батальонов, 163 роты и 263 взвода. Осоавиахимовские организации края во второй половине 1941 г. подготовили 76 120 бойцов для пополнения рядов действующей армии (стрелков, гранатометчиков, истребителей танков, снайперов, связистов, санитаров и др.).

С первых же дней войны массовый размах приобрело патриотическое движение народа по оказанию материальной помощи фронту. Она выразилась в самых разнообразных формах: в создании фонда обороны Родины, добровольных взносах советских людей на вооружение армии и флота, реализации военных государственных займов и денежно-вещевых лотерей, сборе теплых вещей и подарков для фронтовиков, заботе о раненых бойцах и во многом другом. Уже в сентябре 1941 г. труженики Краснодарского края отослали воинам 120 тыс. различных теплых вещей и белья, а в декабре 1941 г. это количество возросло почти до 600 тысяч (это полушубки, шинели, ватные куртки, шаровары, валенки, меховые рукавицы, шерстяные носки и др.). К маю 1942 г. кубанцы внесли в фонд обороны наличными 56 млн рублей и облигациями государственных займов 76 млн рублей. 

Высокое чувство патриотизма нашего народа нашло свое яркое выражение в широком развитии донорского движения. В крае только от доноров-комсомольцев было получено 18 тысяч литров крови. Это дало возможность спасти жизнь многим тысячам тяжелораненых воинов. Как показывает статистика, применение в годы войны в госпиталях наряду с другими лечебными мерами донорской крови способствовало тому, что почти 73 процента раненых были возвращены в строй. 

Массовое участие советских людей во всенародном патриотическом движении по оказанию материальной помощи фронту стало ярким свидетельством их готовности преодолеть любые трудности и лишения, чтобы отстоять свободу и независимость своей Родины.

Начавшаяся война потребовала в кратчайший срок создать слаженное и быстро развивающееся военное хозяйство. Это возможно было сделать путем перевода всей экономики с мирного положения на военное. С самого начала войны все основные промышленные предприятия края полностью или частично переводились на выпуск военной продукции. Так, на краснодарском заводе «Октябрь» был освоен выпуск комплектующих деталей для снарядов знаменитых «катюш». На заводе имени Седина, продолжая выпускать станки, стали изготовлять отдельные узлы для танков, корпуса для бронебойных артиллерийских снарядов, минометов, ручных гранат. Маргариновый завод и Адыгейский консервный комбинат начали изготовлять детали для минометов; лаборатория Краснодарского химико-технологического института приступила к выпуску бутылок с самовоспламеняющейся жидкостью. Различные артели стали производить гранаты и мины или детали к ним. На новороссийском заводе «Красный двигатель» организовали производство минометов; на цементных заводах - производство противотанковых надолбов, бетонных плит для взлетно-посадочных аэродромов, цементных авиабомб; на шиферном заводе - производство противотанковых мин. Швейные предприятия перешли на выпуск гимнастерок, брюк, шаровар, шинелей, телогреек, армейских ушанок, другого имущества. Из 1685 промышленных предприятий края 1245 давали продукцию для фронта. 

Активно участвовала в перестройке народного хозяйства края, в увеличении выпуска военной продукции для фронта молодежь. Уже летом 1941 г. по инициативе свердловских и горьковских молодых рабочих началось движение двухсотников. Оно было подхвачено во всех регионах страны и развивалось под лозунгом «Работать за себя и за товарища, ушедшего на фронт». Первые двухсотники на Кубани появились на краснодарском заводе «Октябрь», они ежедневно выполняли задание на 200-250 процентов. Движение за выполнение двух норм приняло широкий размах в колхозах, совхозах, МТС края, где, как и на промышленных предприятиях, целые предприятия стали двухсотниками. «Мы те же бойцы, хотя еще и не в красноармейской форме, - заявили члены бригады Алексея Мигеля из Соколовской МТС. -Будем трудиться так, чтобы производственными победами содействовать полному уничтожению фашистских злодеев». Слова молодых трактористов не расходились с делами, их бригада была лучшей в МТС и прочно удерживала первое место. Тракторная бригада Ивана Суркова из Новощербиновской МТС уже к сентябрю 1941 г. выполнила годовой план. На 150-200 процентов и более выполняли задание члены бригады Ф. Довбня из Красносельской МТС. Характерной чертой двухсотников на селе было совмещение должностей и обязанностей. В войну это приобрело особый смысл, так как позволяло в какой-то мере восполнить недостаток кадров, вызванный мобилизациями на фронт. Стало обычным делом днем работать в поле, а вечером - на току, в бухгалтерии, сельсовете, возить хлеб. Повсеместно заведующие животноводческими фермами были в то же время и доярками, свинарками, скотниками. Учетчики вели учет не в одной, а в двух-трех бригадах, часто одновременно заменяя весовщиков и заправщиков. Так, И. Дмитриев, И. Баранов, Л. Гришко из племхоза Пластуновского района днем работали на комбайне, выполняя задание на 200 процентов, а ночью возили зерно и тоже перевыполняли норму. 

Следует отметить, что важнейшей составной частью перестройки народного хозяйства в условиях начавшейся войны был переход сельского хозяйства на рельсы военной экономики. Одной из главных задач военной перестройки сельского хозяйства была организация уборки урожая. Уборочная кампания зависела от решения исключительно острой проблемы кадров, особенно механизаторских. В первые же дни войны тысячи механизаторов были призваны в армию. В крае к 1942 г. трактористов осталось в два раза меньше. Исключительную роль в решении проблемы механизаторских кадров сыграло патриотическое движение женщин и девушек-комсомолок за овладение сельхозтехникой, за возвращение на работу по своей бывшей специальности. Как писал журнал «Социалистическое сельское хозяйство» летом 1941 г., «Только в Краснодарском крае повело машины более 4000 ранее подготовленных трактористок. Повсеместно в МТС были открыты курсы по подготовке женщин-механизаторов. Если в большинстве тыловых районов страны срок обучения трактористок был 30-35 дней, то в МТС Кубани, где уборка началась раньше всех, их обучали две-три недели. Всего в крае летом 1941 г. встали за штурвал комбайна более 900 женщин. В уборке первого военного урожая участвовало все трудоспособное население деревни, а также подростки, учащиеся 5-10-х классов, старики. В Кущевском районе на полях колхоза «Красный ударник» комсомольско-молодежное звено трое суток не покидало молотильный ток, стремясь быстрее закончить обмолот, досрочно рассчитаться с государством». Такие факты стали обычным явлением в то суровое время.

Одной из важнейших оборонных задач сельского хозяйства являлось снабжение армии кондиционным конским поголовьем, повозками, упряжью. К октябрю 1941 г. из края в действующую армию было отправлено более 42 тыс. лошадей. Уменьшение механической и живой тягловой силы вело к увеличению нагрузки на оставшийся рабочий скот и несло с собой дополнительные трудности земледельцам.

Однако благодаря самоотверженному труду хлеборобов, помощи городского населения Кубань в целом справилась с осенними полевыми работами 1941 г. и поставками сельхозпродукции. Только на 1 сентября 1941 г. колхозы и совхозы края сдали государству 1057 тыс. тонн хлеба, а затем заготовки достигли 1 381 850 тонн. Хотя этот показатель несколько меньше 1940 г., но все же самый высокий в стране по сравнению с другими краями и областями. 

Еще большие трудности и испытания ожидали кубанцев в 1942 г. Тяжелее стало жить материально: с 1 сентября 1941 г. в городах и рабочих поселках края вводились карточки на хлеб, сахар, кондитерские изделия. Ужесточались условия труда. Для закрепления рабочих и служащих на военных предприятиях указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1941 г. все мужчины и женщины, занятые в военной промышленности, объявлялись мобилизованными на весь период войны. Лица, допускавшие самовольный уход, считались дезертирами и предавались суду военного трибунала. 13 февраля 1942 г. был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О мобилизации на период военного времени трудоспособного городского населения для работы на производстве и строительстве».

С февраля 1942 г. увеличивался в 1,5 раза обязательный минимум трудодней для колхозников. Минимум распространялся на подростков 12-16 лет, были введены уголовные наказания за его невыработку. Правда, на практике к ним прибегали крайне редко. Однако ужесточение трудовых отношений сочеталось с поощрительной стимуляцией выполнения заданий. В качестве поощрения на предприятиях широко использовались продовольственные и промышленные товары, выдавались дополнительные карточки. Решающим событием первого периода войны стала Московская битва. Разгром немцев под Москвой похоронил преступный план «Барбаросса». «Блицкриг» на Востоке не состоялся. Немецко-фашистские войска потерпели первое крупное поражение во Второй мировой войне. Гитлеровскому командованию пришлось срочно менять свою военную тактику. Оно осознало необходимость длительной, затяжной войны, к которой Германия не была готова. Победа под Москвой позитивно сказалась и на настроении, моральном духе армии и народа, она вызвала энтузиазм и прилив новых сил. 

Промышленность Кубани продолжала наращивать выпуск военной продукции, несмотря ни на какие трудности. Например, для бесперебойной работы по выполнению заданий командования часть оборудования Новороссийского судоремонтного завода была перенесена в подземную штольню, где трудились круглосуточно. Основной персонал Новороссийского порта, в том числе инженерно-технический состав, перешел на казарменное положение. 

Еще осенью 1941 г. на промышленных предприятиях страны стали появляться комсомольско-молодежные фронтовые бригады.

«Фронтовые бригады, - писала «Комсомольская правда» 23 декабря 1941 г., - это воплощение патриотического подъема и самоотверженности молодых рабочих, отдающих все во имя победы над врагом». Как правило, все члены таких бригад выполняли нормы на 150-200 и более процентов. Первые две фронтовые бригады на Кубани появились на новороссийском заводе «Красный двигатель». Кстати сказать, план по выпуску оборонной продукции во второй половине 1941 г. завод выполнил на 307 процентов. Всего в крае в июне 1942 г. было 740 фронтовых бригад. 

Важнейшей задачей тружеников сельского хозяйства являлась успешная подготовка и проведение весенней посевной кампании, которая в 1942 г. проходила в условиях еще больших трудностей. Сельское хозяйство продолжало поставлять на оборонные нужды материально-технические средства, тягловую и рабочую силу, людские ресурсы. В то же время промышленность резко сократила поставку простых и сложных сельхозмашин. Совсем был прекращен выпуск борон, сеялок, тракторных лущильников, косилок, молотилок, зерновых комбайнов.

Осложняло подготовку и то, что к началу 1942 г. в крае оставались неубранными 150 тысяч гектаров различных сельскохозяйственных культур. 

Повсеместно в колхозах и совхозах возросла нагрузка на каждый трактор, на каждую лошадь, не хватало механизаторов, особенно квалифицированных. Все силы были брошены на ремонт имеющейся техники. В МТС, совхозах, колхозах создавались комсомольско-молодежные ремонтные бригады (в колхозах края их трудилось более 2000), систематически проводились воскресники, декадники, месячники по ремонту машин и сельхозинвентаря. Колхозники и механизаторы работали не жалея себя. В Павловской МТС слесари Гладков, Ренсков при выполнении задания по трое-четверо суток не покидали территорию мастерской. Слесари Федоров, Соломка, Семенчук выполняли нормы на 300-500 процентов. Повсеместно развернулась работа по выявлению и сбору запчастей, инструмента, металла для ремонта техники. Только в 24 районах края со 2 по 20 февраля 1942 г. было собрано 178 640 разных деталей, 12 170 штук инструмента, 56 тонн металла и ремонтного материала. Благодаря этому план ремонта тракторов в крае удалось выполнить на 97 процентов. 

Зимой 1941/42 г. исключительно большое внимание уделялось подготовке к сельхозработам школьников, студентов, служащих, домохозяек.

 Весной 1942 г. особенно широко развернулось социалистическое соревнование женских тракторных бригад и женщин-трактористок, начатое по почину трактористок Орджоникидзевского (Ставропольского) края. Кстати сказать, 70 процентов механизаторов того времени были женщины. Почин наших соседей сразу же поддержали на Кубани. Преодолевая многочисленные трудности, трактористки самоотверженно боролись за выполнение взятых обязательств и внесли решающую лепту в выполнение планов весенне-полевых работ. Колхозы и совхозы края в 1942 г. посеяли больше, чем в 1941 г., колосовых культур, подсолнуха, клещевины, сахарной свеклы, картофеля. Во многих районах края был выращен высокий урожай колосовых культур. Однако полностью убрать его не удалось из-за вторжения немецко-фашистских войск в пределы края. Более того, пришлось спасать убранный урожай, собственность колхозов, совхозов, МТС.

Из края только к 20 июля 1942 г. было вывезено 10 тыс. вагонов хлеба, отогнано свыше 942 тыс. голов скота, эвакуировано 6000 тракторов. 

28 июля 1942 г. военный совет Северо-Кавказского фронта принял постановление о подготовке к уничтожению запасов хлеба, горючего, скота и других ценностей в случае невозможности их вывоза.

Наступающие вражеские войска помешали эвакуировать многие предприятия. Пришлось спешно вывести из строя 38 промышленных предприятий Краснодара, 755 скважин нефтепромыслов, 11 компрессорных установок, нефтепровод. Наступали черные дни оккупации. 

Оккупация Краснодарского края

После поражения под Москвой гитлеровское командование вынуждено было искать другие пути к победе. С этой целью была сделана ставка на военно-экономическое удушение СССР. Ставилась задача отсечь от страны богатые сырьевыми ресурсами южные районы, пробиться к Волге, перерезать эту важнейшую магистраль, снабжающую нашу промышленность и армию нефтью, хлебом, что в конечном счете, по мнению Гитлера, должно было предрешить исход войны. Фашистское руководство рассчитывало «немедленно и возможно полно использовать оккупированные территории в интересах Германии, получить как можно больше продовольствия и нефти». Рейхминистр фашистской Германии Розенберг, выступая на специальном совещании по восточной проблеме, отмечал, что задача обеспечения продовольствием германского народа стоит на первом месте в списке притязаний Германии на Востоке, что южные территории и Северный Кавказ должны будут служить в качестве баланса при снабжении продовольствием германского народа.

В конце весны 1942 г. гитлеровское верховное командование сосредоточило основные усилия на южном крыле советско-германского фронта, делая ставку на захват нефтяных районов Кавказа и плодородных областей Дона, Кубани, Ставрополья. Под ударами вермахта наши войска вынуждены были отступать, и к середине июля вражеские соединения вышли в большую излучину Дона, создав угрозу прорыва к Волге и на Кавказ. 17 июля 1942 г. начался оборонительный период Сталинградской битвы, продолжавшийся до 18 ноября 1942 г. Двадцать четвертого июля, овладев Ростовом-на-Дону, гитлеровцы начали стремительно развивать наступление на Сталинградском направлении. Одновременно часть немецкой группировки приступила к выполнению плана по захвату Кавказа. Замысел врага по захвату Кавказа был изложен в директиве гитлеровского командования № 45 от 23 июля 1942 г., условное наименование «Эдельвейс», и состоял в том, чтобы окружить и уничтожить наши войска южнее и юго-восточнее Ростова и овладеть Северным Кавказом. Затем предполагалось обойти Главный Кавказский хребет с запада и востока, одновременно преодолеть его с севера через перевалы. Для выполнения этих задач предназначалась группа армий «А». Двадцать пятого июля противник развернул наступление на Сальском, Ставропольском и Краснодарском направлениях. Началась битва за Кавказ. В ней выделяется два этапа: оборонительный (25 июля - 31 декабря 1942) и наступательный (1 января - 9 октября 1943) - операции, проведенные советскими войсками с целью обороны Кавказа и разгрома вторгшихся в его пределы немецко-фашистских войск.

Двадцать две дивизии группы армий «А», из них девять танковых и моторизованных, повернули от Ростова на юг и устремились на территорию Краснодарского края, пытаясь окружить и уничтожить силы Северо-Кавказского фронта, но остановить его продвижение по кубанской земле не удалось.

30 июля войскам был зачитан приказ председателя Государственного Комитета Обороны И. В. Сталина № 227 от 28 июля 1942 г. В нем указывалось на то, что немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге, хотят любой ценой захватить Кубань, северный Кавказ с нефтяными и другими богатствами. «Отступать дальше - значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину... надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию...» Главным требованием этого приказа было - «ни шагу назад».

В ходе тяжелых, кровопролитных боев войска Сталинградского и Донского фронтов, проявив стойкость и массовый героизм, не позволили вермахту с ходу овладеть Сталинградом. На Кавказском направлении войска Северо-Кавказского и Закавказского фронтов совместно с Черноморским флотом также в тяжелых и оборонительных боях сорвали планы германского командования по захвату Кавказа. Но враг смог во второй половине августа оккупировать почти весь край, за исключением Адлерского, Геленджикского, Шапсугского (с 24 мая 1945 г. - Лазаревского) районов, городов Сочи, Геленджик, Туапсе.

Оккупация Кубани - одна из самых трагических страниц ее истории. Еще до захвата районов края гитлеровцы направили на Северный Кавказ большую группу инженеров и экономистов, составивших специальный «экономический комитет по Кавказу». Вместе с ними прибыл бывший германский военный атташе в Москве генерал Кёстринг в качестве «советника по делам кавказских народов и казаков». Сюда же был направлен полковник Панвиц, которому поручалось создание антисоветских воинских частей из народов Северного Кавказа. В помощь гитлеровским экспертам были доставлены из Германии белоэмигранты, бывшие царские генералы Шкуро и Краснов. Все эти советники, эксперты, наместники, опираясь на оккупационный аппарат, гестапо и всевозможные его формирования - «эйнзатцгруппы», «зондеркоманды» и другие, приступили к осуществлению разработанной ими программы по ограблению края и истреблению людей. В занятых районах фашисты рьяно начали осуществлять свои захватнические планы. Бывший министр земледелия гитлеровской Германии Дарре говорил, что завоеванные территории будут поделены между солдатами, особо отличившимися, и между образцовыми членами национал-социалистической партии. Таким образом возникнет новая земельная аристократия, у этой аристократии будут свои крепостные: местные жители.

Край был разбит на десять областей, возглавляемых сельхозкомендантами. На проведенном в Краснодаре краевом земельном съезде был объявлен «новый порядок» землепользования, упразднивший колхозы и устанавливающий в качестве переходного этапа к единоличному хозяйству «общинное хозяйство» (так называемые десятидворки). Новый порядок объявлял совхозы и МТС собственностью германского государства и возлагал на «общинников» ответственность за полную уборку урожая и особенно - за своевременную сдачу сельхозпродукции. Фашисты не только грабили, уничтожали материальные ценности, особенно при отступлении, но и пытались идейно разоружить жителей, привить им ненависть к общественной собственности на средства производства, к колхозам, совхозам, советскому строю. В этих целях широко использовались печать, радио, кино, разного рода клубы и увеселительные заведения.

Новоявленные сельхозкоменданты и их местные прихвостни в станицах и на хуторах распространяли листовки и воззвания, в которых говорилось, что простым людям немцы ничем не грозят, что если пострадают - так это только евреи и коммунисты, что немецкие войска, наконец, «освободили крестьян от цепей большевизма», сделают их «настоящими собственниками земли», что теперь они будут работать «только на себя и для своих детей». В этих же воззваниях и листовках станичников призывали собрать скорее урожай, провести сев озимых, вспашку зяби, помочь немецким властям найти спрятанные запасные части и детали к тракторам и комбайнам. В то же время сельские жители без особого разрешения не могли выезжать за пределы своей местности, а также продавать свои продукты. Оккупанты изымали у крестьян в нужном для них количестве продовольствие, фураж, скот. Девятого августа 1942 г. вражеские войска заняли Краснодар. Фашистская оккупация столицы Кубани длилась до 12 февраля 1943 г. Это было самое страшное время за всю историю Краснодара. Мученической смертью погибли 13 тысяч жителей города, из них более 7000 были умерщвлены в душегубках. Это 6-7-тонные крытые грузовики с дизельными двигателями, оббитые внутри железом и снабженные в задней части кузова двустворчатой герметически закрывающейся дверью. На полу имелась решетка. Через нее по специальной трубе в кузов поступали отработанные газы, содержащие окись углерода высокой концентрации. Запертые в машине люди задыхались и умирали в мучениях.

Особенно свирепствовала в городе «зондеркоманда СС-10 А». Она занималась розыском и уничтожением «подозрительных» людей, а также попавших в плен командиров и политработников Красной Армии, выявляла и репрессировала евреев. Кстати сказать, Нюрнбергский международный военный трибунал признал преступными организациями элитные органы нацистской партии и госбезопасности (штурмовые отряды - СА, охранные отряды - СС, службу безопасности - СД, государственную тайную полицию -гестапо). Все, кто служил в этих органах, виновные в убийствах и грабежах мирных жителей, объявлялись вне закона, а срок их преследования был неограничен.

В истории всех войн, шедших ранее, ни одна армия не разрушала так методично и планомерно, так жестоко и хладнокровно захваченные чужие города, как это делали гитлеровские войска. Специальные команды факельщиков для поджога зданий, взрывателей для уничтожения не только промышленных и железнодорожных объектов, но и театров, музеев, школ, больниц впервые создала германская армия. 

Ущерб, причиненный Краснодару, был огромен и составлял свыше двух миллиардов рублей (в довоенных ценах). В развалинах лежали заводы имени Седина и Калинина, «Октябрь», нефтеперегонный, мельницы и хлебозаводы, шорно-седельная фабрика, электростанция, водопровод, железнодорожная станция и речная пристань. Было разрушено и сожжено 807 домов, среди них 420 крупных зданий, в том числе 127 производственных, 98 общественных, 66 культурно-просветительных и 120 жилых. Сожжены четыре вуза с оборудованием лабораторий и библиотеками, театры драматический и музыкальной комедии, Дворец пионеров, почти все школы, клубы, кинотеатры.

Огнем и мечом насаждали захватчики «новый порядок» и в других городах края. В приказе немецкого коменданта Новороссийска отмечалось, что саботаж на производстве, злостный невыход на работу, хождение по улицам после установленного часа, хранение и ношение оружия, укрывательство партизан и командиров большевистской армии строго запрещались. За нарушение приказа - расстрел; в случае убийства хотя бы одного немца в каком-либо квартале весь квартал будет выжжен и население его уничтожено. Город был превращен в груды развалин. В оборонительных боях пострадало большинство домов мирных жителей. Люди вынуждены были жить в подвалах и землянках. С первых дней «нового порядка» на улицах Новороссийска появились виселицы. 15 сентября 1942 г. гестаповцы привезли к клубу имени Маркова 20 девушек-комсомолок и казнили их. 16 сентября 1942 г. они согнали к зданию гестапо более 1000 неблагонадежных жителей, посадили на автомашины, вывезли на Суджукскую косу и расстреляли. За время своего господства в городе немцы уничтожили более 7000 раненых и больных советских воинов, а также тех, кто их укрывал. Более 32 тысяч жителей были вывезены из города: часть - на работы в Германию, часть - в оккупированные районы, часть -в пригородные концлагеря. Для уничтожения неугодного населения проводились всевозможные «фильтрации, экзекуции, ликвидации». Гитлеровцы постоянно совершенствовали технику массового убийства людей, создавая крематории, «бани особого назначения», «газовые автомобили». В Ейске фашистские душегубы отравили газами 214 детей Ейского детского дома. Дети пытались бежать, их ловили и вталкивали в машины смерти. Операция по удушению детей продолжалась два дня. Всего в крае во время оккупации погибло около 62 тысяч человек. 

С первых дней оккупации фашисты приступили к организации в Краснодаре административных органов: военного управления, комендатуры, жандармерии и так называемого гражданского самоуправления. 10 августа 1942 г. состоялось городское собрание «общественности», созванное немецким комендантом. На нем присутствовало 25-30 человек из числа антисоветски настроенных представителей местной интеллигенции, главным образом - работники коллегии адвокатов и преподаватели педагогического института. Из числа прислужников нового режима назначались бургомистры, формировались городская и районные управы. На улицах Краснодара были развешаны портреты Гитлера и плакаты с изображением улыбающегося крестьянина и подписью: «Фюрер дал мне землю».

26 сентября 1942 г. под девизом: «Трудящиеся всех стран, объединяйтесь в борьбе против большевизма!» в Краснодаре вышел первый номер газеты «Кубань», призванный печатным словом содействовать оккупационному режиму. Газета пыталась представить оккупантов «освободителями и благодетелями». 

Факты, извлеченные из архивных документов, беседы с участниками подполья и партизанского движения, простыми жителями, оказавшимися на захваченной земле, свидетельствуют о том, что фашистской пропаганде удалось отравить сознание некоторой части населения идеями, враждебными советской власти. Не случайно на пленуме Краснодарского крайкома партии отмечалось: «Оккупанты принимали все меры для того, чтобы подорвать и свести на нет социалистическое сознание советских людей, оставшихся на оккупированной территории, хотели обезоружить их духовно и кое-что в этом отношении сделали». Однако подавляющее большинство населения с достоинством вело себя в условиях оккупационного режима и сохранило верность своей Родине. 

Что касается предателей, то мало кто из них ушел от возмездия. Уже 14-17 июля 1943 г. в Краснодаре состоялся первый в стране судебный процесс по делу о зверствах немецко-фашистских захватчиков и их пособников на территории Краснодара и Краснодарского края. Обвиняемых было 11 человек, все они добровольно сотрудничали с оккупантами (10 человек служили в упомянутой «зондеркоманде СС-10 А»), участвовали в облавах и арестах, истязаниях, расстрелах, обслуживали душегубки. Восьмерых Военный трибунал приговорил к смертной казни через повешение. Трое были осуждены к ссылке на каторжные работы на 20-летний срок. В последующем в Краснодаре состоялся еще ряд процессов над фашистскими холуями. 

В оккупированных районах развернулось партизанское движение. Третьего сентября 1942 г. Краснодарский крайком партии принял специальное решение о создании партизанских «кустов»: Краснодарского, Славянского, Новороссийского, Анапского, Нефтегорского, Майкопского, Армавирского и Сочинского, которые объединяли 87 партизанских отрядов общей численностью 5500 человек. Эти отряды дислоцировались в северных предгорьях Главного Кавказского хребта на фронте от верховьев рек Уруп, Большая и Малая Лаба до Новороссийска, на Таманском полуострове и в низовьях рек Кубани и Протоки. 

Бойцы партизанских отрядов вели разведку, передавая полученные сведения нашим воинским частям, проводили среди населения разъяснительную работу, распространяли антифашистские листовки, газеты, информировали людей о положении на фронтах Великой Отечественной войны, в том числе и на Кубани. 

Можно привести массу примеров самоотверженности и героизма партизан и подпольщиков. Вот несколько строк о жизни партизанского отряда «За Родину» (Новороссийского «куста»). Он состоял из железнодорожников и рабочих вагоноремонтного завода. Этот отряд, как и другие отряды Новороссийского соединения («Норд-ост», «Гроза», «Новый», «Ястребок»), только в течение осени 1942 г. успешно провел более десяти операций во вражеском тылу. При штабе отряда «За Родину» в специально оборудованной землянке находилась типография. Здесь печатались листовки, вышли 43 номера газеты «Новороссийский партизан». Редактировал ее журналист Семен Иванович Масалов. Вместе с ним были его сыновья Евгений и Анатолий. Пятнадцатилетний комсомолец Анатолий был связным при штабе отряда, выполнял поручения командира группы отрядов Новороссийского соединения Петра Ивановича Васева, разносил по партизанским базам листовки и газеты. При выполнении очередного задания Анатолий погиб. Сегодня одна из улиц Новороссийска носит имя Анатолия Масалова. Он был посмертно награжден медалями «За отвагу» и «За оборону Кавказа».

Мужественно сражались и другие отряды. Так, в сентябре 1942 г. партизанские отряды «Шторм», «Бойкий», «Решительный» на перегоне между станциями Абинская и Линейная пустили под откос воинский эшелон. Было уничтожено 20 вагонов, паровоз и 200 вражеских солдат и офицеров. 

В Новороссийске подпольная организация, руководимая С. Г. Островерховым, добыв печать немецкого медпункта, начала через связанных с ней врачей массовую выдачу подложных справок. Подпольщики изменяли также даты рождения в паспортах. Все это спасло многих новороссийцев от угона в Германию. 

Пытаясь лишить партизанское движение его главной опоры - поддержки населения оккупированной местности, гитлеровцы все шире применяли методы террора и насилия. Причем этими методами пользовались не только карательные органы и охранные войска, но и все действующие части немецкой армии. Инструкции по борьбе с партизанами, разработанные немецко-фашистским командованием, требовали от всех войск применять массовый террор как к партизанам, так и к местным жителям. Инструкция, составленная в генеральном штабе сухопутных войск под руководством Хойзингера, предписывала устанавливать круговую поруку населения, брать заложников и расстреливать всех подозрительных, а «Инструкция о борьбе с партизанами на Востоке» от 11 ноября 1942 г., составленная Йоделем и утвержденная Кейтелем, - расстреливать и вешать всех мужчин и женщин, захваченных в плен при карательных операциях. Кейтель требовал пустить в ход самые жестокие меры для подавления в кратчайший срок партизанской войны и уничтожения всех «банд» (так именовали гитлеровцы партизанские отряды), но желаемых результатов они не дали. 

Террор и насилие оккупантов не смогли сломить волю народа, они лишь усилили его сопротивление. Несмотря ни на какие репрессии, фашистам так и не удалось ликвидировать партизанское движение на Кубани. 

Более тысячи кубанских партизан и подпольщиков были награждены орденами и медалями СССР. Двум партизанам - братьям Евгению и Гению (Геннадию) Игнатовым - присвоено звание Героя Советского Союза. 

Освобождение и начало восстановления народного хозяйства края

Используя благоприятную стратегическую обстановку, сложившуюся на сталинградском направлении зимой 1942/43 г., войска Закавказского фронта в январе 1943 г. перешли в наступление. (Еще в сентябре 1942 г. войска Северо-Кавказского и Закавказского фронтов были объединены в один Закавказский фронт.) 

Боясь окружения и уничтожения своих войск, гитлеровское командование начало выводить их за пределы Кавказа. При этом в его приказах отмечалось, что необходимо сделать все для того, чтобы «не дать противнику полной свободы» и «избежать превращения отступления в чистое бегство». Отступая немецко-фашистские войска превращали покидаемую территорию в безжизненное пространство. Железную дорогу Моздок - Армавир гитлеровцы разрушили специальным путеразрушителем. Уничтожались все стрелочные переводы и служебно-технические здания. Полностью были разрушены железнодорожные мосты у г. Кропоткина, чрез реку Уруп, у станции Армавир. В январских боях 17-я немецкая армия (основная вражеская сила на Кубани) понесла значительные потери, а входившие в нее румынские и словацкая дивизии были полностью деморализованы. Они отказывались воевать и требовали отвода их в Крым. Румынские солдаты группами дезертировали или сдавались в плен. В связи с этим фельдмаршал Клейст обратился в генеральный штаб армии Румынии с жалобой на плохие действия румынских войск на Кубани и просил указать командирам дивизий на «необходимость выполнения ими своего долга». 

Однако окружить и уничтожить 17-ю армию противника не удалось, и она продолжала с боями отступать на Таманский полуостров. При этом немецкое верховное командование издало специальный приказ отступавшим войскам, в котором требовало разрушения всех промышленных предприятий, жилых зданий на оставляемых территориях и увода всех мужчин в возрасте от 15 до 65 лет.

Освобождение Кубани началось 21 января 1943 г. с изгнания фашистов с территории Успенского района. 12 февраля советские войска освободили Краснодар. 

Полностью Краснодарский край был очищен от немецко-фашистских захватчиков к 9 октября 1943 г.

Освободив большинство районов края, в том числе и город Краснодар, наши войска не смогли прорвать мощную оборону противника и выдвинуться к Таманскому полуострову, куда отступали вражеские части. 

Немецкое командование отлично понимало, что прорыв советских войск на Тамань по существу означал бы окружение и уничтожение всей 17-й армии. Поэтому оно, усиливая оборону на этом участке фронта, значительно уплотнило боевые порядки своих войск севернее Новороссийска, стянуло сюда наиболее боеспособные немецкие части, заменив ими румынские.

Свои позиции на подступах к Таманскому полуострову - «Голубую линию» - немцы укрепили особенно сильно. Глубина главной полосы обороны достигала пяти-шести километров. Основой обороны были опорные пункты и узлы сопротивления, оборудованные в населенных пунктах и на господствующих высотах. Левый фланг «Голубой линии» начинался у косы Вербной на Тамани, а южный фас протяженностью 25 километров проходил от станицы Неберджа-евской до Новороссийска, т. е. фланги «Голубой линии» упирались в Азовское и Черное моря. 

Новороссийску немцы придавали исключительно большое значение. Еще 10 марта 1943 г. на совещании, проводившемся германским верховным главнокомандованием, подчеркивалось, что удержание Новороссийска желательно «из соображений политического влияния на тюрков, а также в целях удержания русского черноморского флота вдали от Крыма». 

Гитлеровское командование, считая Новороссийск ключом обороны всего кубанского плацдарма, не жалело сил и средств для превращения города и окрестных высот в неприступную крепость. В районе цементных заводов противник создал целую систему бетонированных дотов, глубоких траншей и ходов сообщения. 

Густая сеть проволочных заграждений и многочисленные минные поля преграждали подходы к переднему краю его обороны.

Гитлеровцы закрыли вход в бухту боносетевыми и минными заграждениями, заминировали причалы и набережную, установили в надежных укрытиях около 60 орудий, 90 минометов, более 100 пулеметов. На километр фронта в районе Новороссийска приходилось до 1300 солдат и офицеров, 60 пулеметов, 20 минометов и до 25 орудий. 

Стремясь оказать помощь нашим войскам в освобождении Новороссийска, командование Северо-Кавказского фронта еще в начале февраля 1943 г. решило провести крупную десантную операцию. Местом высадки основных сил десанта намечался район Южной Озереевки. Вспомогательные силы должны были высадиться на Суджукской косе - на западном берегу Цемесской бухты. Высадка началась в ночь на 4 февраля. Десантные корабли у Южной Озереевки попали под сильный огонь противника, понесли потери и вынуждены были отойти, сохранить плацдарм у Южной Озереевки не удалось.

 

Десантники на Суджукской косе (командир-майор Ц. Л. Куников) смогли захватить плацдарм до четырех километров по фронту и до двух с половиной километров в глубину, закрепиться на этом клочке земли, названном ими Малой землей. С 15 февраля началась семимесячная оборона Малой земли - плацдарма площадью около 30 квадратных километров. Противник неоднократно пытался уничтожить десантников. Ежедневно по нескольку часов плацдарм бомбила вражеская авиация, но ликвидировать его немцам не удалось.

Попытки наших войск прорвать оборону немцев весной 1943 г. успеха не имели, и они начали готовиться к решающим боям по ликвидации Таманского плацдарма противника. 

Мощные удары по врагу стала наносить авиация. Напряженные воздушные бои на Кубани начались 17 апреля 1943 г. Только с 17 по 24 апреля в воздушных боях было уничтожено 152 немецких самолета, 30 - сбито зенитной артиллерией. За время наступления в районе Крымской, с 29 апреля по 10 мая 1943 г. нашими летчиками было произведено около 10 тысяч самолето-вылетов и сбито 368 самолетов -это более трети противостоящей авиационной группировки врага. В боях с 26 мая по 7 июня 1943 г. противник лишился 315 самолетов. Наши потери составили 150 самолетов. 

В небе Кубани впервые проявился во всем блеске талант будущего трижды Героя Советского Союза летчика А. И. Покрышкина. К концу апреля на боевом счету капитана Покрышкина было 13 самолетов противника, сбитых лично, и 6 - в групповом бою. 

Воздушные сражения на Кубани по своей напряженности, числу воздушных боев и количеству участвовавших в них самолетов превзошли все предшествовавшие воздушные сражения. Над Кубанью состоялось более половины всех воздушных боев, происшедших в апреле и мае 1943 г. на всем советско-германском фронте. В итоге боев на Кубани противник потерял более 1100 самолетов. Эти огромные потери не позволили немецко-фашистскому командованию создать к началу своего летнего наступления под Курском численное превосходство в воздухе. 

Значительный ущерб противнику нанес Черноморский флот. В 1943 г. подводными лодками, надводными кораблями, авиацией и другими силами и средствами Черноморского флота было потоплено 123 транспорта врага, 244 боевых корабля. Потери противника на черноморском театре военных действий по сравнению с 1942 г. увеличились почти в четыре раза.

Наступление наших войск на Кубани возобновилось только в сентябре 1943 г. Девятого сентября началась Новороссийско-Таманская операция, в результате которой была прорвана «Голубая линия» и 16 сентября освобожден Новороссийск. Войска Северо-Кавказского фронта во взаимодействии с авиацией, Черноморским флотом и Азовской военной флотилией завершили разгром Таманской группировки противника и 9 октября 1943 г. полностью очистили от врага Таманский полуостров. С освобождением всей территории края закончилась и битва за Кавказ. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1944 г. была учреждена медаль «За оборону Кавказа», которой награждено около 600 тысяч человек. Многие части и соединения удостоены почетных наименований: Анапская, Кубанская, Новороссийская, Таманская, Темрюкская. 

В освобожденных от фашистских оккупантов районах сразу же началось воссоздание партийных, советских, комсомольских органов. В тех условиях это было залогом успешного возрождения народного хозяйства, нормализации жизни людей, их мобилизации на всемерную помощь фронту. 

Восстановление народного хозяйства началось уже в ходе наступательной операции наших войск, хотя и было сопряжено с колоссальными трудностями, так как Краснодар и другие освобожденные территории продолжали оставаться прифронтовыми районами, подвергались вражеским бомбардировкам. К примеру, в результате налета фашистской авиации на Краснодар 30 мая 1943 г. были разрушены часть помещений трамвайного парка, центральный склад, поврежден в нескольких местах рельсовый путь, оборваны провода. Для восстановительных работ не хватало электроэнергии, строительных материалов, оборудования, инструментов, транспорта, квалифицированных рабочих. Силы и средства отвлекались на строительство Краснодарского оборонительного рубежа. Люди жили очень трудно, не хватало продовольствия, жилья, одежды. 

Край на протяжении всей своей истории не знал таких массовых разрушений, которые были предусмотрены фашистскими главарями. В директиве Гитлера от 4 сентября 1943 г. «О разрушениях при отступлении с Кубани» приказывалось: «Все полезные противнику сооружения, места расквартирования, дороги, искусственные сооружения, плотины и т. д. должны непременно разрушаться. Новороссийский порт должен быть так разрушен и загрязнен, чтобы он долгое время не мог быть использован русским флотом; к разрушению также относится минирование местности; противник должен получить совершенно негодную на долгое время, необитаемую, пустынную землю, где в течение месяцев будут происходить взрывы мин...» Тактика «выжженной земли» - порождение германского фашизма. Это первый в истории человечества прецедент в официальной политике одной из воюющих сторон по отношению к другой.

В груды развалин были превращены Новороссийск и Армавир. Огромные разрушения были в Краснодаре, Тихорецке, Ейске, Майкопе, Кропоткине. 

В Новороссийске были разгромлены, сожжены, взорваны все промышленные предприятия, портовые сооружения, железнодорожный узел, культурно-бытовые учреждения, 11 315 жилых домов площадью 493 тыс. кв. м (из 517 тыс. - довоенного фонда). Из тридцати причалов был пригоден к эксплуатации только один. Портальные краны и другие механизмы стали грудами металлолома, акватория порта была заминирована и загромождена затонувшими судами. На десятый день освобождения Новороссийска в городе насчитывалось 1200 человек, а по переписи 1939 г. его население составляло 111 тысяч человек. Оккупанты причинили городу ущерб на сумму почти 2 млрд рублей, а по краю он составил более 15 млрд рублей (в довоенных ценах). 

В результате понесенных потерь промышленность края оказалась отброшенной далеко назад. Поэтому в постановлении пленума Краснодарского крайкома партии, состоявшегося 6-7 марта 1943 г., в области промышленности и транспорта предусматривались восстановление разрушенных фабрик и заводов, бурового, энергетического и компрессорного оборудования нефтяной промышленности, предприятий лесной, легкой, пищевой, местной промышленности, промысловой кооперации, промышленности стройматериалов, электростанций, железных дорог, шоссейного и водного транспорта, пуск в эксплуатацию высокодебитных нефтяных скважин. Конкретную помощь краю оказывали центральные государственные органы. 22 мая 1943 г. СНК СССР принял постановление «О первоочередных мероприятиях по восстановлению хозяйства Краснодара и Краснодарского края». В 1943 г. на восстановление предприятий промышленности и транспорта Краснодара было выделено более 27 млн рублей. В ноябре - декабре 1943 г. ГКО СССР принял решение о восстановлении краснодарских заводов: № 233 (нефтеперегонного), «Октябрь», имени Седина. В декабре 1943 г. СНК СССР принял постановление «О дополнительных мероприятиях по восстановлению хозяйства Краснодарского края». Большая государственная помощь краю была оказана в результате претворения в жизнь постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 21 августа 1943 г. «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации». На помощь населению края пришли регионы страны, не пострадавшие от оккупации: Урал, Армения, Грузия. Например, из Свердловской области на Кубань прибыло 133 вагона с грузом. Это были стройматериалы, станки, инструменты, промышленные и хозяйственные товары, предметы домашнего обихода. Строительные бригады из Армении трудились в Новороссийске. Связисты Грузии помогали восстанавливать телеграфно-телефонную связь. 

По мере расширения восстановительных работ все острее ощущалась потребность в кадрах. В крае возобновили работу 11 ремесленных и железнодорожных училищ, 16 школ ФЗО с общим контингентом учащихся 7496 человек. Уже к концу первого года своей деятельности они выпустили для предприятий промышленности и транспорта 1558 квалифицированных молодых рабочих. Только в период с февраля по декабрь 1943 г. на краткосрочных курсах, действовавших непосредственно на промышленных предприятиях, в колхозах, совхозах и МТС, было подготовлено около 40 тысяч рабочих кадров различных специальностей и повысило квалификацию 17 тысяч человек. 

Благодаря творческой и трудовой активности производственников в крае, как и в дооккупационный период, росло число «двухсотников», «трехсотников», комсомольско-молодежных фронтовых бригад. Только на предприятиях Краснодара в начале 1945 г. их было 470. Более 7000 жителей города в 1945-1947 гг. были награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Преодолевая немалые трудности и лишения, кубанцы упорно и настойчиво восстанавливали разрушенную промышленность и уже в 1943 г. смогли перевыполнить план выпуска промышленной продукции. 

К январю 1944 г. на Кубани было восстановлено и вступило в строй действующих 504 государственных предприятия и 326 промышленных артелей. В 1945 г. выпуск валовой промышленной продукции края составил одну треть довоенного уровня. Предстояло еще многое сделать, чтобы добиться полного восстановления промышленного производства. Железнодорожники края при помощи тружеников других отраслей хозяйства уже в 1943 г. восстановили 2517 километров пути, 636 мостов, 4 туннеля, 25 вокзалов. 

В 1944-1945 гг. все отделения Северо-Кавказской железной дороги, находившиеся на территории края, справились с государственными заданиями по перевозке грузов. 

Наряду с восстановлением основных отраслей народного хозяйства возрождались образование, здравоохранение, культура. В 1944 г. в крае действовали 2293 общеобразовательные школы, возобновили работу все средние специальные и высшие учебные заведения. К началу 1944 г. в крае действовало 1289 домов и дворцов культуры, клубов, изб-читален, библиотек, кинотеатров, восстановленных методом народной стройки. 

Боевые действия, оккупация нанесли огромный ущерб сельскохозяйственному производству Кубани. С территории края фашисты вывезли около 1,5 млн тонн продуктов сельского хозяйства и сырья. На 1 апреля 1943 г. в крае было учтено только 647 исправных тракторов, остальные нуждались в восстановительном, капитальном или текущем ремонте. По сравнению с дооккупационным периодом более чем в два раза сократилось количество рабочих лошадей, более чем в три раза - крупного рогатого скота. После освобождения совсем не осталось никакого скота в 20 колхозах Абинского района, в 14 -   Славянского и т. д. 

Исключительно трудная обстановка сложилась в 1943 г. с семенами зерновых. В период оккупации ценный сортовой материал был вывезен, расхищен или смешан с рядовым зерном. Сортового хозяйства практически не стало. Колхозы и совхозы освобожденных районов совсем не имели семенных фондов. Чтобы не сорвать сев, был организован сбор зерна у населения. 

Всего у колхозников было собрано 6 млн 700 тыс. пудов семян различных культур. Колхозы и совхозы Кубани, преодолевая тяжелейшие последствия оккупации, выполнили и даже несколько перевыполнили планы весеннего сева по ряду показателей. Но сделать это они смогли за счет значительного удлинения сроков посева, а при некачественной вспашке и плохих семенах это не могло не сказаться на урожайности и валовом сборе хлеба. Критическая ситуация сложилась с ремонтом уборочной техники. На 15 июня 1943 г. в крае было отремонтировано только 10 процентов комбайнов. По решению СНК СССР от 22 мая 1943 г. для МТС края должны были поступить 379 моторов, 600 шт. полотен хедера, 1036 шт. приводных ремней. Однако и при этом оставалось необеспеченных комбайнов: полотнами хедера - 1125, приводными ремнями - 1299, моторами - 836. В этих условиях необходимо было повседневное исключительное трудовое напряжение женщин, молодежи -решающей силы в деревне. На первое октября 1943 г. в промышленности, совхозах и МТС края работало 66 770 женщин, или более 77 процентов состава рабочих. На полях Кубани хлеб убирали 150 комсомольско-молодежных агрегатов, в каждом районе было создано по 10-25 молодежных звеньев косарей по уборке вручную. За ударный труд 220 молодых передовиков сельского хозяйства края были награждены грамотами ЦК ВЛКСМ, а 43 человека - знаком «Отличник социалистического земледелия». Благодаря колоссальному трудовому напряжению женщин, подростков, всего сельского населения колхозы и совхозы края смогли вывезти на элеваторы 27 млн пудов зерна в счет хлебозаготовок. Это было намного меньше по сравнению с предшествующими годами (в 1940 г. государственные заготовки и закупки составили по всем категориям хозяйств 1566 тыс. т), но все равно явилось существенным вкладом Кубани в обеспечение без серьезных перебоев снабжения Красной Армии и населения продовольствием, а промышленности - сырьем. Два с половиной года уже шла битва с фашизмом, хлебнул народ лиха, пережил оккупацию. И прежде всего, чтобы лучше кормить страну и армию, необходимо было вывести сельское хозяйство из критического положения, увеличить валовые сборы сельхозпродукции, а вместе с ними и хлебозаготовки. Это стало главной задачей. Победы Красной Армии радовали людей, помогали переносить невзгоды и лишения, вдохновляли на самоотверженный труд. К тому же в 1944 г. промышленность края поставила деталей к сельхозмашинам в два с лишним раза больше по сравнению с предыдущим годом. Благодаря трудовому энтузиазму земледельцев в 1944 г. колхозы и совхозы Кубани посеяли зерновых на 157 тыс. гектаров больше, чем в 1940 г. Однако вся посевная площадь в колхозах и совхозах края была еще в 1,5 раза меньше, чем в предвоенном году.

Трудно проходила уборка 1944 г. Из-за нехватки транспортных средств, рабочих лошадей необходимо было привлечь не менее 64 тыс. коров колхозников, рабочих и служащих. В крае в 1945 г. удалось поднять урожайность зерновых культур с 5,3 до 8,8 ц с гектара, а валовой сбор вырос до 12 602 тыс. центнеров, что составило более пяти процентов валового сбора зерновых и бобовых по РСФСР. Хлеба на Кубани было заготовлено в два с лишним раза больше, чем в 1943 г. Краснодарский край вновь становился крупной зерновой и продовольственной базой страны. 

Новыми трудовыми успехами ознаменовали земледельцы края последнюю военную весну. Кубанцы выступили не только инициаторами Всесоюзного социалистического соревнования за высокий урожай 1945 г. и образцовое проведение весеннего сева, но и за наивысшие показатели работы на тракторах. На полях Кубани весной 1945 г. работало 480 тракторных бригад, 2880 молодежных звеньев высокого урожая. Большинство из них успешно справились с производственными заданиями. Ударным трудом ответили земледельцы Кубани на долгожданную весть о капитуляции фашистской Германии. 

Яровой сев в колхозах края был выполнен почти на 100 процентов, а вся посевная площадь в крае под урожай 1945 г. выросла по сравнению с 1944 г. на 160,6 тыс. гектаров, составив 76,4 процента к уровню 1940 г. Таким образом, успехи, достигнутые колхозами, совхозами, МТС края в 1944 г., удалось закрепить и развить в 1945 г., когда Кубань сдала хлеба на 2,4 млн пудов больше по сравнению с предшествующим годом. Это была большая экономическая и политическая победа кубанских хлеборобов, которые в условиях еще не окончившейся войны, пережив оккупацию, поднимали сельское хозяйство и меняли его положение к лучшему. Это, в свою очередь, явилось важным фактором успешного восстановления и развития народного хозяйства края в первое послевоенное время.

Добавить комментарий